Category: отношения

Category was added automatically. Read all entries about "отношения".

Апостол

(no subject)

Как известно, влюбленность это еще не сама любовь. Влюбленность состояние проходящее и испытание временем и разного рода искушениями часто не выдерживает. А вот истинная любовь испытывается и закаляется. И приобретает настоящее качество верности. Можно сказать, что и относительно Церкви это тоже так. Можно довольно долго, по неофитству, испытывать влюбленность в Церковь, но это влюбленность раньше или позже проходит. Для многих сие является тяжелым испытанием, так что некоторые даже из литургического собрания уходят, восклицая, что, мол, «я в свое время пришел в другую Церковь!» Но это не совсем так: Церковь та же, что и была, ведь во Христе нет ни тени перемены. Просто духовная влюбленность прошла и настало время для настоящей духовной любви к Церкви. А это непросто и даже бывает тяжело. Оставаться на самом деле верным. Это требует жертвенности. Но в этом всё и проверяется. В том числе и прошлое: являлась ли былая влюбленность истинной или всего лишь временным чувством?

Апостол

Если отказаться от духовной ответственности, то...

...постепенно мы придём к следующему. Священство будет рассматриваться только как некая профессия – захотел поработал, надоело или понял, что это не твое, или захотел второй раз жениться – пожалуйста, гуляй смело, меняй профессию, ведь зачем возлагать бремена неудобносимые, честнее будет снять сан, зачем при этом укоризны, нормальное дело, пусть другой теперь кто попробует, а я пойду ресторанчик открою, может быть даже для православных – с постным меню.
Монашество?.. Ну, типа клуб экстремалов, записывают не всех, только тех, кто хочет сурового жития, женоненавистник, любитель диет и ночных бдений… но если очень хочется выйти обратно – пожалуйста, в особенности, если священный сан не принимал, а то будет получаться некая путаница, а ее лучше избегать…
Духовные школы? Лучше их сделать светскими учебными заведениями с некоторой богословской специализацией для возжелавших попробовать проработать священником, а если-таки не захотел, то, одновременно, уже имеешь светскую специальность и можно относительно духовной карьеры не заморачиваться. Не понятно только, кто будет служить в храмах, число которых увеличится, согласно программ «600», ну можно будет переоборудовать в современные кинотеатры, как это уже случалось на просторах отчества. В этих кинотеатрах можно будет читать миссионерские лекции о духовной свободе и перестройке в Церкви… к примеру, протодиакона Андрея Кураева…
Апостол

Послушание Моисея

«Моисей был восьмидесяти, а Аарон восьмидесяти трех лет…»
Да, конечно, продолжительность жизни была тогда среди патриархов побольше, чем сейчас,
но все равно восемьдесят лет это более чем зрелый возраст.
Получается, что спорить с фараоном и водить свой народ по пустыни,
Господь посылает далеко не юнцов с революционным задором в сердце и куриными мозгами.
Да какой там еще задор! - изо всех сил пытается отбрыкиваться пророк,
мол, Господи, пошли кого-нибудь другого, да и человек я не речистый...
Понятно это нежелание вступать в борьбу с фараоном:
и народ жестоковыен, а за фараоном вон какая силища,
тогда как большая часть жизни прошла (после убийства египтянина), в эмиграции,
где в общем-то бедствовать не пришлось, благодаря женитьбе на дочери знатного мадианитянина
(тоже своего рода "мясные котлы").
И вообще на уготованную миссию никто не напрашивался:
явился Господь в виде огненного куста и, говорит, давай, вперед!
 - иди к своему народу спасать его...
Конечно, все это не случайно:
в глубине сердца еще не умерла ревность о Боге и о своем народе.
Только до поры-до времени эта ревность никак себя не проявляла,
так что, не явись Господь, можно было продолжать прозябать и дальше в качестве пастуха.

Собственно, жизнь большинства чем-то и напоминает пастушество Моисея:
первоначальная ревность сменяется испугом и заботами житейскими.
Господь, конечно, рано или поздно вновь является -
кому скорбью, кому болезнью, кому еще каким случаем,
но мы, увы, продолжаем твердить в ответ:
пошли, Господи, кого-нибудь другого на борьбу,
ибо я слишком мал, нищ и не речист...