Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Апостол

(no subject)

Преп. Максим Исповедник: "Некоторые говорят, что Писание называет "мертвыми" людей, скончавшихся до пришествия Христа, например бывших при потопе, во время столпотворения, в Содоме, Египте, а также и других, принявших в разные времена и различными способами многообразное возмездие и страшные беды божественных приговоров. Эти люди подверглись наказанию не столько за неведение Бога, сколько за обиды, причиненные друг другу. Им и была благовествуема, по словам [св. Петра], великая проповедь спасения - когда они уже были осуждены по человеку плотию, то есть восприняли, через жизнь во плоти, наказание за преступления друг против друга, - для того чтобы жили по Богу духом, то есть, будучи во аде, восприняли проповедь Боговедения, веруя во Спасителя, сошедшего во ад спасти мертвых. Итак, чтобы понять [это] место [Священного Писания], усвоим его так: на то и мертвым было благовествуемо, осужденным по человеку плотию, чтобы жили они по Богу духом".

Апостол

(no subject)

Что сказать про День Победы? Лично я вырос на этом дне. Это были 70-е, когда при Брежневе повсеместно этот день стал праздноваться широко и повсеместно. С обязательным вечерним салютом и кино по тогдашнему телевидению. «Освобождение» Озерова, «В бой идут одни старики» Быкова и многое другое и в кино и в литературе… Умереть за Родину тогда было почетно. Нет, не просто почетно – сакрально значимо! Это было славно, это было хорошо! Правда, не совсем понятно – почему именно, ведь в советской идеологии смерть означала конец всему? Но, как ни странно, в этом советском Дне Победы все же чувствовался какой-то подспудный привкус Победы высшей – над смертью. Пасхальной! Не зря же этот день и приходится на пасхальный период. В этом, видимо, тоже Промысел Божий! И хотя тогда всё это было неявно и подспудно, однако позже уже, с оглядкой в прошлое, начало именно так осознаваться. И тот воспитывающий фактор (того времени), внушающий, что есть некая высшая жертвенность, которая важней всего временного и проходящего, многое все же оправдывает, тем более - оправдывает и кровь павших миллионов. Точнее, дает несомненную надежду, что их жертва перед престолом Божиим на Его Страшном Суде и впрямь не будет напрасной и послужит залогом спасения самих павших воинов и тех, кому они послужили на десятилетия (дай Бог и столетия!) живым примером истинной доблести. С Праздником, друзья и единомышленники!

В СТАРИННОМ СТИЛЕ

Collapse )
Апостол

(no subject)

Господь силен остановить любую эпидемию. И Господь может «посмеяться» любым попыткам сделать это без Него. Что мы, фактически, и видим. Вирус, несмотря на все крайние меры, гуляет, как хочет и где хочет. Можно никуда не выходит вообще, но тебе привезут вирус с продуктами – и если не хватит спирта протереть каждую крошку, дело карантина может пойти насмарку. Болеют все, что называется, страты. Даже премьер. И архиереи. Некоторые, увы, умирают, имея почтенный возраст или сопутствующие заболевания. Ну, раз в сто больше выздоравливают. Да и со статистикой большие неясности: одних бессимптомных вроде как до 50%. Кого, как и куда считают? Мол, число выявленных заболевших увеличилось по причине более широкого применения тестов. Очень успокоительно! Понятно тогда, что реальное число заразившихся многократно больше официальных цифр! К тому же, говорят, что очень часто даже второй и третий тест дает ложноотрицательный результат… В общем, сидим под домашним арестом, а статья обвинения толком так и не сформулирована, когда передадут дело в суд - неясно, как и то, светит ли амнистия в конечном счете. Тут нет никакой очевидности и опоры как в вязком болоте. Впрочем, суд уже идет. Суд Божий на самом деле. В том числе и над нашими страхами и боязнью. Которым мы в значительной степени и без рассуждения легко подчинились, не явив никакого именно что соборного суждения на сей счет. Наверное, его все же стоит выработать. И на будущее иметь соответствующие рекомендации: чего и впрямь стоит бояться, а чего нет. И стоит ли христианину в таких трудных ситуациях уповать на Бога, а не только на разумение светской власти? Иначе так и будет жить в сплошных неясностях, фантастической статистике, недостоверных тестах, а самое страшное – в том, что нам это «дано по вере», по вере в то, что какой-то новый очередной вирус сильней Самого Бога. Только не приводите мне здесь (как это сейчас модно!) список заболевших священнослужителей под тем соусом, что причина этого в недостаточно строгое следование ограничительным мерам (мы им в основном следуем)… Вы же, прежде всего, рискнули Бога в его всемогуществе и милости ограничить! Вот, все и получаем именно по этой вере, потому что подчинились именно что страхам перед святокоронавирусом в большей степени, чем святости Божией.

Collapse )
Апостол

(no subject)

Вообще проблема ведь не в вирусе самом по себе (мало ли какие угрозы, порой, возникают?) От цунами или землетрясения, к примеру, заранее на карантин не спрячешься. Проблема в долгосрочном психическом давление и подавлении и во всех многообразных деталях, с этим связанных. Без маски уже непривычно выходить на улицу, это дурной тон. Лжицу становится привычным окунать в спирт. Плюс держать дистанцию... Народилась-насадилась новая культура опаски и дистанцирования. При этом мы твердим: "это ничего, это переживем, главное любить друг друга..." Помнится, был раньше такой рефрен "лишь бы не было войны". Однако, это все лучше войны? Разумеется, процент павших физически с традиционной войной не идет ни в какое сравнение. А вот процент нас, нравственно пострадавших, интересно, какой? Во время войны не бывает карантина, бывает всеобщая мобилизация. Да, прямо воют молодые. У нас, кстати, и женщины активно воевали. Дети стояли у станков. Старушки несли последнюю копейку на танк Т34... Про карантин что-то слышно не было. Но, вероятно, это тоже война и война еще похлеще той традиционной. Война смыслов. И подмены их. И не "священная". Потому что уже не встает "страна огромная", ей приказано прятаться и отсиживаться. Доколе, правда, не понятно. То ли пока статистика не успокоит власть, то ли пока страна не самоликвидируется. Ну, во благо народа. Во имя такого особого земного блага и процветания, что может оказаться губительней любой традиционной войны, поскольку гибридное нашествие новых смыслов куда сильней любой былой традиции, хоть две тысячи лет этой уходящей традиции, хоть семьдесят пять.

Collapse )
Апостол

(no subject)

Рассуждения тех христиан, кто ныне призывает вслед за светскими властями разделять посеянные страхи и ужасы и не искать "мученичества", солидаризируясь с идеологией карантина как такового, вероятно, были бы верными, если бы мы имели дело с открытыми гонениями (не "гибридными"!), а данный вирус по смертности был бы сродни средневековой чуме. Но эту эпидемию, сродни сезонной волне гриппа, сделали знаменем нового передела мира, в то числе - идейного и антихристианского. Да, нарываться на опасность не стоит, но явить вслед за миром сим полную солидарность с его безбожными страхами и ужасами, это для Церкви путь в никуда, это отказ от Христа в пользу вполне атеистического гуманизма. Да, скорей всего, есть надежда, что через пару недель храмы откроют... Но есть ли теперь твердая уверенность, что позже их опять не закроют по причине очередного вируса или нашего отказа делать, к примеру, вакцинацию? Данный опыт показал, что это - легко! А мы легко под это прогнулись... и так и будем прогибаться дальше?

Апостол

(no subject)

В каноническом строе Православной Церкви есть правило, которое гласит, что Литургия не может совершаться одним только священником - в храме должен быть хоть кто-то еще в качестве Литургического собрания. Как правило, поясняется, что это должен быть хор или хотя бы псаломщик (как минимум!) Но мне думается, что с духовной точки зрения следует это правило понимать шире: или мы (духовенство, клир, хор) служим Литургию с народом и для народа Божьего. Или (за отсутствием народа вообще) Литургическое собрание не имеет, не достигает заданной Богом цели?

Апостол

(no subject)

Опыт нынешней Пасхи показал, что нам, как Церкви, стоило бы сделать некоторые выводы. К примеру!
- Не стоит питать надежды на Кесаря, последний может всех легко отправить на домашний арест или еще чего учудить, что поставит под удар саму практику литургического собрания.
- Бессмысленно пытаться формировать некие «духовные скрепы» в условиях общества развитого потребления. Это общество на самом деле нетерпимо по отношению к Церкви, поскольку главным идейным содержанием имеет идол потребления, дух сребролюбия, что Церкви Христовой принципиально чуждо.
- Бессмысленно обольщаться относительно широкого духовного обслуживания народа. Последний также вполне уже вписан в идейную парадигму общества потребления и к Церкви обращается только тогда, когда это нужно лишь для удовлетворения элементарных религиозных потребностей, а не для исполнения Евангельских заповедей.
- Поэтому Церковь должна в первую очередь углубленно заниматься собственным малым стадом, то есть – реальными членами своего литургического собрания, а не глобальными утопическими проектами воцерковления всех и вся.
- Соборный разум Церкви в ближайшее время должен продумать и сформулировать такие формы возможного литургического бытия в условиях «нового дивного мира» или того, что сейчас модно называть «электронным концлагерем», когда верные не лишались бы Евхаристии.

Апостол

(no subject)

Читал недавно у одного уважаемого блогера суждения относительно проблемы с кадровым составом нынешнего священства. Точнее, с уже наступающим кадровым кризисом, резким сокращением желающих на эту стезю вставать. Много кто и чего на этот счет высказался. Разумеется, звучало много чего и нелицеприятного в отношении современного священства, что, впрочем, за последние годы и десятилетия уже озвучено неоднократно. Добавлю свою копеечку: чтобы быть священником, надо иметь большое сердце, большую душу. Ну, воспитывать это в себе с Божией помощью. Однако победа духа общества развитого потребления (в мире и у нас) такую постановку вопроса подвергает большому сомнению. И дело не только в том, что у современного молодого ставленника неясные кадровые перспективы и плохая социальная защищенность: нет главной мотивации – иметь большое сострадающее сердце и вмещающую других душу. Это вовсе не тренд современного общества. И если этот тренд в ближайшее время не переменится, то нас, нашу Церковь и наш народ ждут тяжелые времена, фактически – вырождение. Одной из причин этого и будет отсутствие «качественного» священства, что, как правило, в свою очередь служит индикатором нравственного состояния народа и общества.

Апостол

Точка духовного невозврата?

Точка духовного невозврата? Если бы коронавируса не существовало, врагу рода человеческого стоило бы его выдумать. Собственно, диавол вирус и выдумал – и это очень хитрый ход. Нет, дело не в том, что этого вируса не существует – вирусов миллиарды, их можно открывать бесконечно. Диавол очень лихо придумал, как самой вирусной темой манипулировать сознанием – причем и на мировом и на частном уровне. Нет, я не буду здесь повторять уже известные вещи о мировой экономической рецессии и т.д., об этом уже и так много сказано. Замечу лишь, что произошла рецессия обыденного сознания. В том числе и христианского. Дело не только в страхах и боязни: всё теперь крутится вокруг этого злосчастного вируса, даже – литургическая практика – окунание той же лжицы в спирт-воду между причастниками скоро станет своего рода сакральным действием, которое, увы, скорее, навевает печаль вместо пасхальной радости Евхаристии. И это некое томление духа, приземленность, всегдашняя приближенность к вирусной опасности делается некоторым обыденным контекстом, фоном, от которого, не факт, что мы легко и быстро избавимся, даже если карантин в обозримые сроки закончится. Еще бы, ведь нет никакой гарантии, что это не повторится, тем более, что специалисты грозят второй осенней волной «короны», не говоря уже о том, что вирусов-то множество, а секретных лабораторий, где их вполне могут модифицировать, по всему миру далеко не одна. В общем, «новый поворот» к «дивному новому миру» произошел легко и внезапно, а вот возможно ли будет повернуть обратно в тюбик поток зубной пасты – большой вопрос. И, опять же, проблема не в том, что в более широком философском смысле «нельзя дважды войти в одну и ту же реку», а именно в том, что нашем обыденном сознании этот вирусный фон или довесок может так и остаться. Казалось бы, будучи христианином, ты должен мыслить о Христе, о своих грехах, пребывать в молитве, но ты больше думаешь о вирусе и мерах физической безопасности, а если и молишься, то, опять же и прежде всего – об избавлении от морового поветрия, которое и впрямь мысленно же валит тебя с ног... В общем, на наших глазах враг рода человеческого над человечеством же одерживает вполне заметную и ощутимую духовную победу… И кто бы знал, точка невозврата все же в этом смысле пройдена или нет? Увы, как христиане, мы здесь сплоховали! Как Церковь, мы не возвысили свой голос и не сказали: люди, не бойтесь! Да, меры, которые рекомендует государство, надо соблюдать, но бояться не надо – напротив, поднимите головы, обратитесь к Господу с покаянием и страхом за свои грехи, а не страхом перед этим злосчастным вирусом! Именно этого не было сделано – напротив, Церковь призвала к боязни и боязливости, вслед за кесарем признала внешние страхи весомыми и первыми по значимости. А коль скоро это так, то плоды этого, уже пожинаемые нами, будут соответствующими – и в ближайшем будущем и в отдаленном, если вдруг – чудом! – мы, как Церковь и народ, не найдем в себе силы состояние этой духовной боязни преодолеть.

Collapse )
Апостол

(no subject)

У нас и впрямь все для человека. Для его блага и безопасности. Таково, говорят, наше общество. И в Церкви - тоже. Потому что Церковь следует всему хорошему. Против всего плохого, разумеется. Поэтому в Церкви все должно быть для человека. И я знаю этого человека... Это человек общества развитого потребления. Потребитель, иначе говоря. И у нас всё для него...